Отмечая выход новой версии дистрибутива, два товарища рассуждают про благоволение в человецех

Друг 01:
Вышел новый убунтец. Кто скачал, тот молодец.

Друг 02:
я на центосе сижу — на убунту не гляжу

Друг 01:
Нет милее мне винды — с ней не знаю я беды

Друг 02:
Ставь солярис ты сперва, а то — то в лес, то по дрова...

Друг 01:
Мне солярис? Ну-ка брось! А ты слышал про Бе-ось?

Друг 02:
С ней родился с ней я рос — с милой сердцу МС ДОС

Оба, хором:
МС-Дос был целый мир. Город — Нортон Командир.

О рациональной жестокости и оправдании средств

Маккавити — Про Освенцим и не только


Также надо помнить, что Освенцим – это не один лагерь. Есть Освенцим 1 – это Аушвиц, про который знают все. Есть Освенцим 2 – это Биркенау, который был больше первого лагеря, а из пяти крематориев четыре стояло именно там. Наконец, был Освенцим 3 – это Моновиц, где жило всего 10 тыс. заключенных, прикрепленных к заводу «Бунаверке» немецкой компании «Фарбен ИГ». Эти постройки были уничтожены, и восстанавливать их не стали.

Собственно говоря, большинство мифов массового сознания (селекция на входе, камера смерти, замаскированная под душевую, и так далее) связаны именно с Биркенау.

Отрывок из сборника матросских песен (пересказ)

***
Что же нам делать с китобоем?
С пьяным, вонючим китобоем?
Что же нам делать с китобоем?
Ведь уже светает...
Может быть, крысам его оставить?
Серым голодным крысам оставить?
Крысам оставить, чтоб те отстали...
Ведь уже светает...
Раз, и два, волна качает.
Раз, и два, волна качает.
Раз, и два, волна качает.
Ведь уже светает...
Мы полоснём тесаком по горлу,
Острым и ржавым — ему по горлу.
Чтобы молчал — перережем горло.
Ведь уже светает...
Спрячем в мешок и швырнём подальше.
Бурый мешок мы швырнём подальше.
Мы его к крысам швырнём подальше.
Ведь уже светает...
Раз, и два, волна качает.
Раз, и два, волна качает.
Мы не скажем, никто не узнает.
Ведь уже светает...


(from Dishonored)

Осеннее обострение

Мир потихоньку схлопывается вокруг. После солнечного Петербурга (спасибо Нике!) Москва являет чисто постапокалиптические картины. В соцсетях друзья грустят из-за апдейта очередной операционной системы. Ребёнок (хотя какой уже ребёнок, нам уже почти четырнадцать) с фирменной «фиг поймёшь» ухмылкой произносит: «Я несчастен. У меня нет Grand Theft Auto 5».
Посреди этого чудесного сижу, собственно, я, и пытаюсь понять, как вместо прекрасного солнечного далёка все эти чудесные люди попали в подлую западню. Не секрет, что нынче «новое» означает «правильное»: и, поворчав, все меняют привычные уже инструменты и развлекалочки на то же самое, но с гордой приписочкой latest. Добра от этого — минимум, гораздо больше проблем. Кто не верит, попробуйте пофрилансить в Гимпе в составе сложного запутанного пайплайна из маководов и виндузятников.
Удивляет даже не то, как все мы реагируем на внешний блеск. В конечном итоге, нынешнее поколение тридцатилетних во многом состоит из так и не повзрослевших детей. В этом смысле, кстати, фирменная «фиг поймёшь» ухмылочка тех, кому почти четырнадцать, вселяет хрупкую надежду в человечество. Удивительно то, что мы не задаёмся вопросом, как решить стоящую перед нами задачу. Образно говоря, мы каждый год меняем гаечный ключ на всё более гаечный в затаённой надежде, что вот этот-то нас не подведёт при закручивании попадающихся на жизненном пути гаек.
Из-за этой извращённой логики, видимо, становится всё острей необходимость быть более правым, чем остальные. Казалось бы, что уж абсурдней спора о том, какая система правил для совместного фантазирования, простите, правильней? Наверное, только выяснение отношений профессиональных писателей в вопросе «В каком текстовом редакторе должен писать нетленку уважающий себя профессиональный писатель?». И всё же, думается, недалёк тот день, когда мы узнаем весь богатый диапазон мнений и на эту тему.
Что же, пока это не случилось — возблагодарим всех, от кого это зависит, что нам можно писать нетленку там, где мы хотим!

О прекрасном

диакон Андрей Кураев

Если чувства мои - то кто может мне возразить, что мои чувства не оскорблены? Свои чувства я знаю лучше, чем кто бы то ни было. Поскольку в законе не сказано, что истцом могут быть лишь религиозные организации, то для суда будут значимыми голоса тех граждан, что считают себя пострадавше-оскорбленными, а не отрезвляющие заявления официальных спикеров Церкви. Кто и как докажет светскому суду,что эти граждане не являются адекватными носителями "традиционной религии"?


Пожалуй, лучше на эту тему и не сказать.

Лучшие игры на свете: Bioshock Infinite


Кен Левин делает настоящие постмодернистские компьютерные игры. После завершения Bioshock Infinite (этакой стимпанковой смеси «Терминатора-2» с «Лабиринтом Фавна») мозг отчаянно пытается вспомнить все замеченные аллюзии на культурное наследие прежней эпохи. Прежней — это, конечно, до Bioshock Infinite.
Collapse )

Epic Эрнст Теодор Амадей 40000

Мы в театре, гаснет свет, поднимается занавес. Женский голос говорит нам о том, что у каждого из нас есть ангел-хранитель, который приходит во множестве обличий. Главное, помнить, что он есть. И после этого представление — начинается...
По большому счёту, писать что-либо дальше бессмысленно. «Запрещённый приём» (или, чуть более хлёстко, «Удар неудачника») уже отгремел по кинотеатрам и видеопрокатам, провалился везде, где только мог. Мнения уже составлены, и что толку с ними спорить?

Collapse )

Лучшие игры на свете: Fallout 3


Странно, но Fallout 3 считается в среде почитателей постапокалипсиса плохой игрой. В вину ей ставится и изменившаяся точка зрения на события, и новый, ни разу не исследованный доселе регион, и отсутствие старых знакомых. Все так, однако перед нами все еще достойный преемник серии, окно в страшное возможное будущее, страшный сон футурологов.
Даже самое, пожалуй, презрительное прозвище этой игры: «Oblivion с пушками» — сразу отмечает главное её достоинство. Как и «Свитки Древних», Fallout 3 предоставляет шанс увидеть все не с высоты птичьего полета (хотя этот ракурс здесь тоже имеется, явно — как дань памяти прошлым частям), а из первых рядов, глазами непосредственного свидетеля, а то и участника событий. Как и «Свитки древних», эта игра позволяет пройти по дорогам сожженного войной мира самостоятельно, смотря по сторонам и запоминая.
Вообще говоря, это было черезвычайно смелое решение: отправить игроков разгуливать по облученным развалинам столицы США. И тем сильнее эффект, когда попадаешь вглубь этого мертвого города. Тишина редко прерывается музыкой: чей-то оставленный радиоприемник все еще не исчерпал заряда своих батарей. Чаще тишину разрывает музыка выстрелов: D.C., со своими зданиями, станциями метро и мостами, идеально подходит для позиционной войны, которую здесь все ведут против всех.
В поселениях, небольших островах спокойствия, можно расслабиться, и перестать выглядывать всевозможные опасности, вместо этого просто смотря по сторонам. И вот тут, стоя на палубе Клепанного города после напряженного перехода по Столичной пустоши и смотря вдаль, понимаешь, что как бы не ошибались в деталях дизайнеры Bethesda Softworks, суть вселенной, доставшейся им волею судьбы они поняли верно. Здесь нет места Космодесанту Хаоса и вратам в параллельное измерение, которые нужно закрывать с риском для жизни. Нет, вместо героической эпопеи здесь постоянная будничная работа на должности «незнакомца с ружьем». Этот мир уже не спасти, и все, что остается — лишь доигрывать свою маленькую камерную пьесу, свою личную маленькую трагедию.
И вот тут я скажу нечто, за что лишусь в глазах многих почетного звания «знатока ролевых игр». Для игры из серии Fallout, у Fallout 3 очень хороший, а главное — очень толково поставленный и сыгранный сюжет, не уступающий многим кинофильмам. Возможно, если бы это был бы квест, то это стало бы понятней, но даже и так перед нами разворачивается история о конфликте отцов и детей, о том, что лучший опыт — это опыт, полученный самостоятельно, о том, что в жизни не всегда получается именно так, как хочется, и о том, что достаточно порой одной мечты, чтобы изменить мир. И да, Fallout 3 — это игра-история, в которой очень многое сделано именно в угоду Его Величеству Сюжету. Понимая это, внезапно осознаешь, что очень многое, за что ругают игру, сделано не по недосмотру создателей, а является пусть неоднозначным, но сознательным решением разработчиков.
Конечно, есь вещи, которые Fallout 3 делает неправильно. Далеко не все претензии к игре субъективны, а многие компромиссы, на которые пошли разработчики, чтобы удовлетворить возмущенных игроков, игру откровенно портят: взять хотя бы Broken Steel, дополнение, позволяющее продолжать игру после завершения основного сюжета, финала, который по замыслу, должен был быть точкой в повествовании, концом всех концов. Однако, по моему скромному мнению, вопреки всем недостаткам игра удалась и способна подарить незабываемый и во многом уникальный опыт.